Родители поссорились с ребенком: кто виноват и что делать?

Ссоры родителей с детьми — дело настолько частое, что некоторые даже считают это нормой. Но на самом деле это не норма. Ссора бьет и по ребенку, и по взрослому, ссор лучше избегать, а если уж они случились — грамотно их преодолевать. А как? Рассказывает отец четверых детей, психолог Александр Ткаченко.


Александр ТКАЧЕНКО

Ссора с родителями — это серьезный стресс для ребенка

Что происходит во время любой ссоры? Это всем известно: люди перестают контролировать проявления своих эмоций, выливают друг на друга свое недовольство и гнев.

Но это — когда ссорятся взрослые люди, находящиеся в равном положении. А вот когда взрослый ссорится с ребенком, то ситуация иная. Ребенок, сталкиваясь с родительским гневом, тоже испытывает гнев, ведь ссора — процесс обоюдный. Но свой гнев он проявить не может, потому что боится. Знает, что лучше смолчать, иначе получишь по губам (иногда и в буквальном смысле слова). В результате ребенок свои чувства благоразумно подавляет. Но этот подавленный гнев остается в эмоциональной памяти и чреват многими проблемами во взрослой жизни. У ребенка накапливаются воспоминания о том, как его обижают, может быть, даже бьют или, что хуже всего, наказывают молчанием, игнорированием.

А потом, годы и даже десятилетия спустя, эти накопившиеся воспоминания продуцируют гнев в какой-то конфликтной, а то и вполне невинной ситуации. Человека «прорывает», и начинается... Накопившиеся в закоулках памяти тяжелые воспоминания, боль, обида проявляются как гнев. Нередко это бывает гнев на родителей, которые к тому времени уже состарились, все осознали, возможно, даже попросили у выросшего ребенка прощения. Но у того все равно обида на них, неприятие, злость. Такие чувства выглядят иррационально, человек даже сам себе не может их объяснить. А причина проста: это чувства не взрослого человека, а того маленького ребенка, которого когда-то родители обижали во время ссор с ним.

Как же так — иногда удивляются люди. Ведь в детстве не только же были ссоры и обиды, хорошего же было больше! Я когда такое слышу, сразу вспоминаю невеселую, в общем-то, шутку про «основной закон органической химии», который гласит: два килограмма сахара плюс два килограмма грязи равны четырем килограммам грязи. То есть негативные воспоминания о детстве могут напрочь отравить все хорошее, что тоже было, тоже запомнилось. Бывают очень тяжелые ситуации, когда только после долгой, иногда многолетней психотерапии возвращается любовь к родителям.

Подчеркну — именно после психотерапии, то есть работы со специалистом. В таких тяжелых случаях человеку практически невозможно справиться с этим самостоятельно. То есть он может убеждать и себя, и других, что «забыл», «простил», но говорит он так только потому, что у него высокие нравственные принципы. А на самом деле стоит ему вспомнить детство — на глазах выступают слезы. Боль никуда не уходит. И приходится тратить усилия, чтобы вновь и вновь подавлять в себе вспыхнувший детский гнев.

Кому и зачем нужны ссоры

Ребенку (не только маленькому, но и подростку) ссоры с родителями не нужны. Иногда взрослым может казаться, что это именно ребенок затевает ссору, но на самом деле причины его скандального поведения иные. Либо он просто не понимает, как взрослые расценивают те или иные его слова и поступки, либо пробует границы допустимого. Но испортить с родителями отношения ему совершенно не хочется.

Дело в том, что ребенок зависит от взрослых — не только в материальном плане, но и эмоционально, интеллектуально. Жизненная потребность любого ребенка — это чтобы рядом был надежный взрослый. Любящий, спокойный, уверенный, знающий, что делать, то есть способный защитить от всех мыслимых и немыслимых угроз.

А вот родитель иногда поссориться с ребенком вовсе не боится. Очень часто родители, ссорясь с детьми, даже не понимают, что случившееся между ними — это именно ссора. Думают, что все идет по плану, что это обычный процесс воспитания, что с детскими обидами считаться не надо, что всем детям свойственно обижаться на справедливые упреки и требования взрослых.

Чаще всего родители таким образом просто воспроизводят шаблон, усвоенный в собственном детстве, когда их родители вели себя с ними так же. Ведь ребенок, особенно маленький, формирует свои представления о нормальном, глядя на родителей. И если на него кричат, обижают, высмеивают, игнорируют, то именно это он сочтет нормой. И когда вырастет, так же начнет вести себя по отношению к собственным детям, не видя тут никаких проблем. Ни психологических, ни педагогических, ни моральных, увы.

Еще одна частая причина ссор — невротические реакции родителей. То, что в просторечии называется «срывы». Жизненные трудности, стрессы, тревожность, усталость и так далее и тому подобное. Аффективное напряжение копится-копится — и прорывается. И бьет по тому, кто оказался рядом и кто не сможет дать отпор. По самому слабому. То есть по ребенку.

Бывает ли, что инициатор ссоры — ребенок?

Иногда родителям кажется, что ссору затевают не они, а дети, но и в этих случаях причиной может быть глубокое взаимное непонимание.

Да, так бывает: ребенок (обычно подросткового возраста или чуть раньше, в десять-одиннадцать лет) обижается на родителей, кричит, скандалит, а те отвечают сдержанно, корректно. Казалось бы, какие к ним претензии? Виноват же тот, кто орет, ругается, хлопает дверью.

Типичный пример: ребенок хочет, чтобы ему купили дорогой телефон. А родители спокойно объясняют, что на это в семейном бюджете нет денег, что есть куда более приоритетные траты, что он может сколько угодно истерить, но такого телефона они еще долго не смогут ему купить.

В чем неправы родители? Почему их такая спокойная реакция выводит ребенка из себя? Почему вспыхивает ссора?

А потому что они отказали, не разобравшись в причинах, по которым ребенку нужен такой телефон. Даже не попытались разобраться. Причина же чаще всего простая: ребенку кажется (причем порой обоснованно), что сверстники будут уважать его за обладание крутыми гаджетами. То есть реальная проблема ребенка не в отсутствии телефона, а в отсутствии принятия и уважения в среде значимых сверстников.

Родители поссорились с ребенком: кто виноват и что делать?Фото Christian Bowen on Unsplash

И это очень серьезная проблема, которую обязательно надо решать. Но покупка телефона — вовсе не единственный вариант ее решения. А родители эту проблему, по мнению ребенка, просто игнорируют. Показывая ему тем самым, что воспринимают его как надоедливого спиногрыза, покусившегося на семейный бюджет. Ребенок скандалит не потому, что жить не может без телефона. Его бунт — реакция на родительское непонимание, на равнодушие к его детским бедам. Да, это неадекватная реакция, недопустимая, но все-таки в основе ее лежит столь же неадекватное поведение родителей. Они, родители, недостаточно интересуются жизнью своего ребенка, не знают, что его волнует, чего он боится, о чем мечтает. И телефон здесь лишь маркер этой родительской отстраненности. Кажущийся инициатор ссоры — ребенок, а подлинная ее причина — в острой нехватке родительского внимания.

Конечно же, это отнюдь не универсальное объяснение для подобных ссор из-за того же не купленного телефона. Я просто предложил к рассмотрению один из возможных вариантов, чтобы пояснить простую и важную мысль: деструктивное поведение ребенка — это всегда ответственность родителей. Мы, взрослые, более опытны, эмоционально устойчивы, сильны, больше знаем и умеем. Значит, и ответственность за ссоры с ребенком главным образом — на нас.

Причина любой ссоры — это двустороннее отсутствие понимания. И если это понимание с ребенком не установить, то все иные способы преодоления ссоры будут лишь паллиативами, временными мерами, не решающими проблему.

Кому нужны оправдания ссор

Еще одна проблема: после ссоры с ребенком родители часто пускаются в самооправдания. Людям ведь очень трудно признавать свою неправоту, поэтому они всячески изворачиваются. В ход идут рациональные, казалось бы, аргументы: наорав на ребенка, я тем самым воспитываю в нем ответственность, с детьми по-другому нельзя, дети только силу понимают и так далее.

На самом деле это самообман. А правда здесь в том, что взрослому человеку очень трудно, очень страшно бывает признать: я могу быть неправым, могу поступать плохо. И на это есть причины не только психологические, но и культурологические. К сожалению, в массовом сознании еще с древних времен господствует стереотип: человек не имеет права на ошибку. Кто ошибся, тот плохой, ошибаться — позорно, ошибающегося презирают.

Да, глубоко и сознательно верующему христианину в этом отношении проще: он знает о поврежденности человеческой природы, о грехе, он, согрешая, умеет принимать свое несовершенство, каяться в нем, просить у Бога помощи. Но таких людей, умеющих спокойно относиться к собственным промахам и падениям, даже в среде верующих людей не так уж много. А большинство очень боится ошибиться: это же болезненный удар по самооценке! И вот чтобы избежать такой боли, родитель начинает искать разумные объяснения своему срыву, в которых он оказался бы хорошим, а ребенок — плохим.

Бывает и так, что гораздо позднее, уже в старости, люди эту грустную правду начинают понимать, признают, что обижали детей не ради воспитания, а просто потому что срывались. Но понимание это пришло поздно, отношения со взрослыми детьми уже испорчены. И исправить их бывает нелегко.

Как не надо вести себя после ссоры

Если родители все же понимают, что были неправы, поссорившись с детьми, они начинают исправлять ситуацию. Но при этом часто допускают серьезные ошибки:

1. «Ты меня довел!»

То есть, признавая, что был неправ, что сорвался, родитель тем не менее возлагает вину за это на ребенка. Делать этого нельзя ни в коем случае, потому что, произнося такие фразы, взрослые взваливают на ребенка непосильный груз, неподъемную для него ответственность. Он, в свои детские годы, вынужден отнестись к маме или папе с позиции взрослого, понять, пожалеть, решить за них их внутренние проблемы. Есть такой термин: парентификация, то есть в буквальном смысле слова — усыновление родителей. Именно это неявно и предлагается сделать ребенку, которому пеняют: посмотри, как ты меня довел! А у ребенка нет на это ресурса — нет еще ни сформировавшейся личности, ни жизненного опыта, ни соответствующих знаний, ни других ресурсов. Следовательно, ребенок ощущает свою вину и за то, что довел родителей, и за то, что неспособен дать им надлежащее утешение. А это формирует у него либо комплекс вины, либо, наоборот, обиду на родителей.

А еще, возлагая на ребенка ответственность за свои взрослые психологические проблемы, родитель выпадает из позиции надежного, ответственного взрослого. Тем самым ребенок ощущает свою беззащитность. На кого положиться в этом опасном мире, если мама или папа оказались слабыми, если их эмоциональная стабильность зависит от меня? Так формируется тревожность.

В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ:

2. Просить прощения у малыша

Казалось бы, если понимаешь, что был неправ, надо попросить прощения. Но это верно лишь применительно к взрослому человеку или достаточно подросшему ребенку, у которого сформированы уже интеллект и эмпатия. А вот с ребенком маленьким (дошкольником, а уж тем более младенцем) этого делать нельзя.

Однажды мне одна молодая мама задала вопрос: какими словами надо попросить прощения у дочки, на которую она часто кричит. Я стал выяснять подробности, и оказалось, что дочке всего два с половиной года! В этом возрасте дети, услышав просьбу родителей о прощении, попросту не поймут, что происходит. И я этой маме задал встречный вопрос: вы для кого собираетесь просить прощения? Как вы полагаете, это кому нужно — дочке или вам самой? Женщина подумала и признала: ей самой. То есть просить прощения она хотела для того, чтобы выглядеть получше в собственных глазах, избавиться от чувства вины. Думаю, это универсальный принцип в отношениях с ребенком — прежде чем сделать что-либо, подумать: для кого ты это делаешь? Для него или для себя? Возможно, тогда удастся избежать многих конфликтов.

Но что же происходит с маленьким ребенком, когда родители просят у него прощения (особенно если делают это эмоционально, со слезами)? Он ощущает неадекватность взрослых. Мама стала странной, ведет себя то так, то этак, то кричит, то плачет и извиняется. А ребенку от взрослого нужна четкость, нужна предсказуемость. Для него, такого маленького и беззащитного, предсказуемость означает безопасность. Да, в общем, это и не только для маленьких детей верно. Если мама то кричит, то плачет, то шлепнет, то судорожно целует — значит, все идет не по плану, с мамой творится что-то неладное, она больше не сможет меня защитить, а значит, я в опасности! Конечно, ребенок не рассуждает так последовательно, он все это ощущает интуитивно, но ощущает именно это. И у него начинает формироваться тревожность.

Поэтому вместо таких эмоциональных извинений нужно действовать иначе: пересмотреть свое поведение, дальше так не делать — не кричать, не истерить, а малышу просто дать принятие и поддержку, без извинений и выяснения отношений. И это касается не только двухлетних детей, а вообще всего доподросткового возраста. Конечно, дети развиваются с разной скоростью, но если уж проводить какую-то границу — то до предпубертата, то есть до десяти-одиннадцати лет, когда ребенок уже способен понять и осознанно принять такое извинение.

3. «Аттракцион невиданной щедрости»

Еще одна ошибка (ее можно считать разновидностью извинений) — это «компенсировать» ребенку негативные переживания, задаривая его игрушками, вкусняшками, незапланированными развлечениями и так далее. Родители тем самым пытаются опровергнуть то, что я назвал «основным законом органической химии», то есть уравновесить плохое хорошим, разбавить горечь сладостью. Такое, кстати, происходит и в отношениях взрослых людей — например, набедокурил муж, и вот, пожалуйста, новый телевизор покупает или оплачивает жене поездку на курорт.

Родители поссорились с ребенком: кто виноват и что делать?

Почему это неправильно? Во-первых, потому, что ребенок может открыть здесь для себя возможности для манипуляции. Эффективный же прием: довести маму, она накричит, шлепнет — зато потом купит вожделенную куклу или конструктор (хотя манипуляцией это называть было бы неправильно, поскольку ребенок еще не способен на осознанное манипулирование и всего лишь усваивает некий способ получения того, чего он хочет).

Во-вторых, даже если ребенок и не станет так действовать, у него может возникнуть ощущение некой абсурдности происходящего. Аттракцион невиданной щедрости после скандала — это неправильно. Значит, чувствует он, тут какой-то подвох. Если взрослые начинают вести себя таким странным образом — значит, с ними что-то не так. И это — еще один путь к тревожности.

Как правильно преодолевать последствия ссоры?

Это зависит от возраста ребенка, но есть и общие моменты:

1. Навсегда отказаться от позиции «родитель всегда прав»

Принять как аксиому: да, я могу ошибаться, я не обязан соответствовать своему или чьему-либо представлению об идеальном родителе. Я имею право на ошибку. И если уж я сорвался, значит, нужно не корить себя, а грамотно действовать, исправляя последствия моего срыва.

2. Накрепко усвоить простую истину: никто, кроме меня самого, не должен нести ответственность за мои психологические проблемы

Ни ребенок, ни супруг/супруга, ни прочие члены семьи. Взваливая на других эту ответственность, я перестаю быть взрослым, я превращаюсь в ребенка, а значит, теряю возможность действовать как взрослый.

3. Научиться принимать и прощать себя

Пока я этого не сделал, я не могу, общаясь с ребенком, быть тем самым любящим, спокойным, надежным взрослым, в котором он нуждается. Мой внутренний раздрай обязательно отразится на моем поведении, на моих словах, даже на жестикуляции. И ребенок интуитивно этот мой раздрай считывает — с ущербом для себя.

4. Дать ребенку понять, что его любят

Что никакие ссоры, никакие срывы не могут уничтожить мою любовь к нему. Любовь родителей — это то, что любому ребенку в любом возрасте необходимо как воздух. И нужно постоянно давать ему понять, что твоя любовь к нему — это не что-то такое, что нужно заслужить. Что она безусловна.

Основываясь на этих принципах, далее можно действовать уже исходя из вашей конкретной ситуации. Если мы говорим о детях до десяти лет (в среднем, конечно), то нужно просто начать вести себя с ребенком как обычно, проявляя любовь и заботу естественным, свойственным вам образом. Не пускаться в долгие выяснения отношений, не зацеловывать и не заваливать подарками, но делать так, чтобы жизнь ребенка была радостной и интересной, причем чтобы он видел: вы разделяете с ним эти радости и интересы.

Если же речь о детях предподросткового возраста и старше, тут уже можно и нужно попросить прощения, поговорить, объяснить свое поведение. Но просить прощения надо спокойно, без слез, без бурных переживаний. «Прости меня, я был неправ, я вышел из себя. Постараюсь, чтобы больше такого не было. Не переживай, я тебя люблю!» Вполне возможно после этого обсудить и ту ситуацию, в которой произошла ссора, но обсудить, не акцентируясь на чьей-либо вине, а чтобы сделать практические выводы: вот по каким причинам все так у нас получилось, поэтому давай вместе попробуем больше не попадать в такую ловушку, давай сообща таких ситуаций допускать. То есть разговаривать как со взрослым, уважительно и с любовью.

Подготовил Виталий Каплан
Фото: yoann boyer / unsplash
www.foma.ru





28.01.2024
Назад