"Дайте рецепт счастливой семьи, пожалуйста!"

– Лен, а давай ты будешь писать нам в группу простые советы про то, как правильно жить христианину, чтобы его семья точно была счастливой? Я даже знаю первый заголовок: «Счастье в Новом году!»

Прочитав это деловое предложение, я даже чаем поперхнулась. И подумала: «А не давай». При всём искреннем уважении к собеседнику. Собеседник чутко уловил запрос аудитории. Но крайне сложно на этот запрос не дать ненароком читателю «камень вместо хлеба». Или змею вместо рыбы.

А змей здесь спрятался в самой идее о том, что в христианстве есть некая «технология», гарантированно ведущая к счастью в его утилитарном понимании. Что вообще можно «использовать» Христа «для счастья» – а не счастье для пути ко Христу.

Можем ли мы сказать молодой семье: «Исполните то-то и то-то, и вы точно будете счастливо жить вместе до гробовой доски»? Короткий ответ – нет, не можем, нет в Церкви простых рецептов со стопроцентной гарантией. Как гарантированно попасть на крест – есть рецепт. Как гарантированно стать счастливым мужем или женой – нет таких. Даже совет бороться с собственной гордыней не универсален, поскольку под гордыней и борьбой мы иногда понимаем слишком разные вещи.

Есть векторы в Священном Писании, красные линии, дорожные знаки, есть карта, но и ты, и твой супруг вольны свернуть с пути в любой точке маршрута: такова сила нашего страшного дара – свободной воли. Текстов и лекций об основах счастливой семейной жизни, построенных на благих миссионерских намерениях, много. Я и сама их пишу. Но часто читатели выносят из них отдельные тезисы по вкусу: «гарантия счастья – многодетность», «гарантия счастья – послушание мужу», «гарантия – храм по воскресеньям».

«А что же, – можно меня спросить, – вы не согласны? вы против многодетности и храма?». Нет, абсолютно за. Но я против того, чтобы считать их эдакими компонентами безотказного «приворотного зелья». Ведь если мы начинаем думать в таком ключе, мы путаем местами цель и средство: общение с Богом и исполнение Его заповедей как цель всей жизни христианина делаем только средством достижения своего маленького земного счастья. А в итоге не достигаются порой обе цели.

Размышляя о христианском браке, нам чрезвычайно важно не впадать в крайности «магического мышления». Например, однажды мне прислали запись одной беседы о семье, где спикер утверждал, что, поскольку муж и жена в венчанном браке – «плоть едина», то поведение одного из супругов напрямую влияет на поведение второго. Эмпирически это довольно верно: в жизни действительно наши поведения взаимосвязаны, а в любом конфликте виноваты, как правило, две стороны, это все мы можем заключить из простого житейского опыта. Но слишком самонадеянно верить, что можно напрямую воздействовать на волю супруга или супруги и получить строго определенный результат.

Например, молодая женщина пишет и просит молитв о муже, подавшем на развод: она ждет, что Господь по молитвам Церкви непременно повлияет на его решение, и мужчина вновь полюбит жену и передумает разводиться. Иногда так и происходит. Но не всегда, ведь Господь сказал о Себе совершенно определенно: «Се, стою у двери и стучу». Он не входит в душу насильно, и потому зачастую не только родственники, но и Сам Бог не может повлиять на того, кто выбрал не любить. Да, Господь, как помним, может влиять на сердце, например, «ожесточить сердце фараоново» – просто отойти от него еще чуть дальше. Но Он не заставляет сделать выбор в сторону добра. Он учит, подсказывает – но выбор человек делает сам.

А любовь между супругами – это, как и вера, выбор, то есть в большей степени она вопрос воли, а не эмоций, каким бы странным это ни казалось в начале влюбленности. Да, поначалу только чувства и эмоции, но при разных неизбежных трудностях семейной жизни любовь становится выбором, вопросом воли. Что ты добровольно выбираешь в состоянии конфликта: любить и делать дела любви или сдаться и холить свое самолюбие? Что ты выбираешь при сомнениях о Боге: верить и укреплять свой разум в вере или отступить? Выбор напрямую относится к области человеческой свободы.

Поэтому важно понимать, что «плоть едина» – это призыв к телесному и психологическому единству мужа и жены. Но их дух, их воля свободны и действуют самостоятельно, добровольно «сонастраиваясь» или же добровольно отталкиваясь друг от друга. Последнее, впрочем, не всегда добровольно, но и под действием князя мира сего.

Да, мы знаем, что чем ближе люди к Богу, тем ближе они и друг к другу. В этом смысле путь христианской жизни – это «бонусом» и путь к семейному благополучию. Но далеко не всегда! Ведь в любой момент семейной жизни любой из супругов волен и отдалиться от Бога, и сделать выбор в пользу нелюбви. Или волен покаяться. «Блюдите, како опасно ходите» – этот святоотеческий призыв актуален для христиан любого статуса и семейного положения.

Если же мы посмотрим на то, как описывает счастье в браке Священное Писание, то увидим интересную вещь.

В Библии третьей фразой о взаимоотношении полов было строгое обетование Еве после грехопадения: «К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою». Говорю, что фраза третья, поскольку первой все-таки можно считать то, что сказано о людях до греха: «Нехорошо быть человеку одному». То есть в раю Адаму и Еве должно было быть вместе лучше, чем в одиночку, они должны были быть единодушны, трудясь на схожем послушании от Бога «делати рай и хранити». (Кстати, послушание их было схоже, но даже в раю неодинаково, в какой-то мере иерархично. Например, нарекающим имена в раю является только Адам, не Ева. Даже Еву он саму нарекает, правда уже после грехопадения).

Второй фразой о семье до греха в Библии становятся слова: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2: 24).

А вот по изгнании из рая и попадании под власть греха сосуществование мужчины и женщины приобретает оттенок не единства, но господства одного над другим, обладания, и становится проблемой. Женщина, первоначально созданная как утонченная «версия 2.0» – человек из человека, а не просто из земли, – во грехе попадает в зависимое положение, говоря о котором, Господь ставит его в один ряд с другими «проклятиями» – в ряд с обещанием мужчине в поте лица есть хлеб и женщине в муках рожать. Получается, сосуществование двух грешных людей – априори мучительно, брак их – не сахар.

Но вот уже в Новом Завете мы видим, как Спаситель и Его апостолы вновь призывают супругов к совершенно райским степеням единства, вновь повторяют: «Оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей, и будут двое в плоть едину». И апостол Павел уточняет: «Мужья, любите жен ваших, как Христос возлюбил Церковь» (Ефес. 5: 25).

Однако же и здесь не без ложки дегтя. Апостолы были реалистами, и потому планирующим вступить в брак апостол Павел говорит, что «таковые будут иметь скорби по плоти, а мне вас жаль» (1 Кор. 7: 28).

Думаю, помимо собственно плоти (например, болезней), мы можем отнести сюда и скорби нашей «высшей нервной деятельности», уныние от ссор и размолвок, переживания за детей или об их отсутствии. Святитель Иоанн Златоуст толкует этот стих именно так:

«Этим одним прос­тым словом он предоставил благоразумному слушателю припомнить все, и болезни рождения, и воспитание детей, и заботы, и болезни, и безвременные смерти, и несогласия, и ссоры, и угождение бесчисленному множеству мнений, и ответ за чужие грехи, и принятие бесчисленных скорбей в одну душу».

Скорби – явление временное, однако же, сказано, они будут.

Получается, после прихода в мир Спасителя семьям христиан вновь возвращена перспектива райского, блаженного сосуществования. Но это лишь перспектива, потенция новой жизни. А в какую меру каждая семья сможет её реализовать? В какой степени сможет оттолкнуться от реальности ветхого, греховного существования? Это вопрос. Решается он до последнего вздоха.

И, увы, в любой точке пути возможно падение. Подтверждение тому – разводы, отнюдь не редкие и в многодетных верующих семьях, и после двадцати лет христианского брака. Сколько у каждого таких знакомых в церковной среде: верующие, хорошие сами по себе люди, не сумевшие удержаться вместе. Так бывает, и было бы неверно усиленно не замечать реальности.

Поэтому молодым христианам важно изначально не обольщаться, не искать слишком простых рецептов и не думать, что если они «просто» родят много детей или будут «просто» неукоснительно молиться по вечерам, то это само по себе, волшебным образом защитит их семью, избавив от ежедневной работы над собой, от ежедневного выбора в пользу любви или нелюбви. Это может дать семье больше шансов. Но минное поле наших искушений и грехов, оружие нашей свободы никто не отменял.

Елена Фетисова
www.pravoslavie.ru





30.01.2022
Назад